Свет уходящего товарняка

Свет уходящего товарняка

 

 

А почему?

Да просто потому, что в один момент понимаешь, что стремиться больше не к чему. Ведь наши стремления, как ни крути, сводятся к двум составляющим: к материальному наполнению нашей жизни и к неким духовным исканиям.

И если с первым пунктом более или менее всё понятно: у кого-то эти позиции глобальны, а зачастую безграничны — заработать побольше денег, потом — ещё больше. Купить первую квартиру, вторую… У некоторых это превращается в патологию, и тогда мы с недоумением читаем о рейтингах журнала «Форбс».

Однако даже при такой постановке вопроса всё вполне логично и понятно: нет пределов совершенству, пусть даже и в такой сфере, как наполнение дворцов зелёными бумажками и красивыми блестящими ископаемыми.

Но это уже скорее исключение из правил. Ведь у обычного человека, в меру амбициозного и разумного, всё гораздо проще и скромнее: квартира, машина, обеспечение достойного существования для себя и своих близких. Пусть даже и без машины, если человеку этого и в самом деле не надо.

И тогда, в сорок лет, возымев свою жилплощадь и что-то ещё, ты понимаешь, что дальнейшие материальные улучшения вполне достижимы. Да, очередной кредит, да, вновь некоторые меры экономии семейного бюджета. Но это всё, опять же, понятно, обыденно и просто.

Что гораздо сложнее и непонятнее — это то, как же быть со своим внутренним наполнением, со своими духовными стремлениями и задачами. Если таковые имеются…

Всё же, даже несмотря на наше меркантильное время с его капиталистическими идеалами, большинство мальчишек и девчонок хотят стать, наверное, врачами или космонавтами. Уфанетовская аллея первоклассников — тому пример. И это уже совсем другая история.

В двадцать или тридцать лет, как правило, не пытаются выстроить свою жизнь исходя из глубоких духовных устремлений. Кажется, вот сейчас, вот ещё немного, ещё пару лет, заработаю, укреплюсь, а потом уж!.. И ничто не помешает реализовать себя.

А проблема-то в том, что в сорок лет уже ничегошеньки-то и не хочется. Ты уже устал, потрёпан. Были времена, когда готов был горы свернуть, но занимался исключительно карьерными исканиями, выискивал, где глубже и лучше. На это и уходит большая часть жизненной энергии, талантов. Бывает даже, что пытаешься закрепиться в творческом плане, воплотить в жизнь свои духовные амбиции, особенно если речь идёт о высоких ценностях, вроде нового слова в культуре, искусстве, спорте.

Но в большинстве случаев, по простоте душевной и молодости незрелой, получаешь указания и умные советы о том, где твоё место и чего ты на самом деле стоишь. Мир самодостаточен, а потому — несправедлив. Миру глубокого безразличны твои искания, метания, даже если ты считаешь, что сотворил что-то экстраординарное или новаторское.

Утеревшись и с недоумением перечитав написанное, ты думаешь, что первый блин всегда комом. Пробуешь ещё, но и второй выходит не лучше. Со временем это перерастает в привычку, которая плавно перетекает в убеждение в том, что бесполезно стучаться в закрытую дверь, особенно, если тебя с той стороны не ждут.

Свет уходящего товарняка

И вот, стоишь ты на дне этого тёмного оврага и видишь, как наверху, по самой кромке, проходит она — твоя мечта. В руке у неё фонарик. Или зажжённая свеча — кому как нравится. Такая желанная, такая знакомая, такая родная, такая своя.

Ты кричишь ей, машешь руками, зовёшь, карабкаешься по скользкому склону.

Привет! Это я! Это я стою тут, в темноте! Я ждал тебя! Я искал! Неужели ты меня не узнаёшь?!

Но она проходит мимо, а ты совершенно внезапно осознаёшь, что она слепа и глуха.

И догнать ты её уже не можешь. Ведь тебе уже сорок лет: и силы не те, и дыхание сбивается, и желание уже не совсем.

Просто стоишь и с замершим в успокоении сердцем вглядываешься ей вслед…

 

- — -